ФРПГ "Миглиора"

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » ФРПГ "Миглиора" » Система Гнева » [Хосария]Военная Академия


[Хосария]Военная Академия

Сообщений 81 страница 98 из 98

81

Стрельбище

     Получилось, чёрт возьми! Пожалуй, впервые за последнее время намеченный план действий прошёл так, как должен был - удар пришёлся прямо под колено Шаисы и заставил её упасть, так что оставалось всего лишь направить винтовку прямо на голову. О, каких огромных усилий стоило Эйхсарии не разрядить всю батарею прямо в морду этой напыщенной сволочи. От злости, которая переполнила х'Зихаш, челюсть крепко сжалась, до скрипа зубов, а крылья носа трепетали как у разъярённого буйвола. Палец чуть зажал курок, но Эйхсария, сделав глубокий вздох, опустила винтовку. Она поняла, что обрела теперь смертельного врага, что означает для неё то, что придётся держать ухо востро. Однако был и положительный момент - в полезном уроке, который вынесла из этой дуэли для себя девушка - никогда не будь уверенным в победе, пока труп твоего врага не расщеплён на субатомы.
     Эйха проводила гневным взглядом фигуру удаляющейся из стрельбища соперницы, а потом осознала, как сильно она устала. Вся эта беготня, открывшиеся раны и мерзкое ощущение крови, текущей по коже и местами уже засохшей и стягивающей кожу, пульсирующая боль от них, заработанные за несколько дней синяки и ушибы. Сейчас люцертолка с удовольствием бы приняла душ и легла спать, но, пожалуй, это могло дорого ей обойтись. К тому же, перед старшим офицером надо было держаться молодцом. Поэтому девушка выпрямилась и сказала то, что собиралась:
     - Это как раз касается Шаисы, моей соперницы по дуэли. Вчера ночью я видела, как она покидала спальный корпус. А сегодня её не было в строю вплоть до начала тренировочного времени. Возможно, в этом нет ничего особенного, но я полагаю, что не будет лишним понаблюдать за ней. Кажется, она поняла, что я хочу сообщить Вам об этом, поэтому может осторожничать.
     Что ж, выговорилась. Хорошо. Можно считать, что долг новобранца выполнен. Не то, чтобы Эйхсарии было не наплевать на Империю и её армию, но пока она хотела чего-то здесь добиться, приходилось выслуживаться и выказывать всю свою преданность. Дождавшись от офицера позволения уйти, люцертолка сначала добралась до стены, где всё ещё стояли ботинки. Носок одного отсутствовал в наличии, так что можно было спокойно выбрасывать всю пару. Благо, в персональном ящике ещё осталась запасные сапоги, а надеяться на дополнительную обувь не приходилось - не положено. Испоганил - твои проблемы.
     Эйха подумала было о том, чтобы ещё чуток побегать или пострелять, но стоило лишь посмотреть на свои дрожащие руки и колени, как желание отпадало. Поэтому х'Зихаш скрылась в нише, выбранной ещё вчера, и вновь принялась отлавливать корков, чтобы оттачивать природное люцертольское мастерство гипноза вплоть до того момента, когда новобранцев отпустят на отдых.
     Первый грызун появился достаточно быстро, а Эйхсария, отработанным ещё вчера жестом, выбросила вперёд руку и крепко вцепилась в мелкую лысую тушку. Девушка откинулась назад, опершись таким образом спиной о стену, зажала свободной рукой морду зверёныша между двумя пальцами. Х'Зихаш максимально расслабилась и постаралась впасть в эдакий эмоциональный ступор. Вчера девушка поняла, что чем свободнее её разум, тем лучше получается ей разбираться с этими маленькими недоразвитыми мозгами.
     Поначалу совершенно ничего не получалось - мешало постоянное ноющее ощущение боли во всём теле, мысли о Шаисе, о том, что с ней произойдёт дальше и о том, как же она раздражает. Из-за этого порядка пяти первых попавшихся девушке корков не почувствовали ничего, продолжая извиваться и пытаться убежать. Но потом Эйха сумела справиться со своими мыслями, послал всё к чёрной дыре и сконцентрировалась исключительно на своей задаче. И ей даже показалось, что следующие подопытные грызуны всё же попадали под вияние гипноза, замирая в руках безвольными кусками мяса.

Отредактировано Scabbianec (2011-12-17 01:32:33)

0

82

Мастер Игры

Стрельбище

- Это очень серьезное заявление, - прищурившись, ответил офицер, - Ты знаешь, что если оно не подтвердится, то это скажется совсем не в твою пользу? - офицер вздохнул, - я передам это майору вашего взвода. Если он сочтет необходимым, то, я уверен, за ней будут наблюдать. И тогда надейтесь, что вы были правы, - помолчав несколько секунд, люцертол добавил, - можете идти.
Дальнейшие тренировки Эйхсарии были более успешными чем вчера, однако очень прогрессивными их пока нельзя было назвать - мало кто из грызунов даже просто "слышал" ее гипнотический зов, и уж практически никто его не воспринимал.
Несколько часов упорных тренировок прошли в чрезвычайном напряжении - Эйхи даже уже казалось, что зверьки двигаются по ее приказу, хотя это было и не так. Но вдруг один из зверьков и вправду остановился как вкопанный, причем явно не по своей воле. Его пустые звериные глаза смотрели точно на Эйху, будто пытаясь зацепить ее душу, которая, в свою очередь, пыталась подчинить несчастного грызуна. И наконец, в подверждение того, что все происходящее Эйхе теперь не кажется, в голову ударила сильная боль - было такое ощущение, будто девушку со всей люцертольской силой приложили о приклад винтовки прямо макушкой.
Но отчего происходила боль? Возможно, это было сопротивление несчастного грызуна, воплощение его пусть небольшой, инстинктивной, но воли?
Так или иначе, грызун не переставал "давить" Эйхсарию своим взглядом - вернее, он находился под установленным ею контактом, который вот-вот мог мучительным образом оборваться для Х`зихаш.
Меж тем осталось примерно около получаса, после чего все новобранцы обязаны были находится в койках и стремительно засыпать, ожидая новых испытаний, которые им несомненно сулит завтрашний день...

0

83

Стрельбище

     Когда попался грызун - обладатель непреклонно сильной воли - Эйха даже не смогла проклясть себя за свою затею. Голова раскалывалась на тысячи частей, но при этом ничего поделать с ней девушка не могла - ни повернуть, ни закрыть глаза, ни долбануться как следует о стену, чтобы помереть уже раз и навсегда. Что-то странное происходило в её сознании - казалось, что там было пусто, однако при этом чувствовался неизвестный страх. Очевидно, страх грызуна - хотя, чёрт его знает. Об этом люцертолка старалась не думать, потому что была сосредоточена на гипнозе. Точнее, о выходе из него. Она старалась начать думать, соображать, испытывать эмоции - в общем, что угодно, лишь бы всё это прекратилось. Наконец, контакт ослаб, животное зашевелилось, потом цапнуло Эйху за палец и, когда та, ойкнув, разжала ладонь, свалилось на пол, вскочило на лапки и побежало восвояси.
     - Великие силы вселенной, - дева взялась обеими руками за голову и буквально ощутила, как под кожей пульсируют её вены.
     Не смотря на то, что на тренировки оставалось ещё порядка получаса, оставаться дольше в зал Эйхсария не стала. Наоборот, она вышла из своего укрытия и быстро направилась к выходу. Пришлось отсалютовать офицеру, который уже пообещал ей весёлую жизнь, если Шаиса покажет себя примерной девочкой в ближайшее время. Впрочем, это уже не имело смысла. Что сделано - то сделано. Оставалось только держать ушки на макушке - получить удар в спину от люцертолки не хотелось.
     В спальном корпусе х'Зихаш первым делом отправилась в душ, где, наконец, смогла снять с себя испорченную форму и как следует промыть раны. Их она затем обработала дезинфицирующим средством из общедоступной аптечки и плотно залепила. Испорченную форму девушка отправила в специальную машину для быстрой стирки. Делать что-то с дырками на форме сейчас девушка была не в состоянии. К тому же, стали прибывать остальные новобранцы, так что место пришлось освобождать. Как и в прошлый раз, Эйха заранее надела на себя форму, новую и последнюю у себя пару ботинок поставила так, чтобы поскорее с утра в них влезть, и только после этого легла. Это было несколько неразумно в её положении, однако усталость переборола желание круглосуточно следить за Шаисой. Всего несколько секунд - и Эйхсария спала, позволяя телу отдохнуть и подлатать себя.

0

84

Мастер Игры

Стрельбище

Эйхсария, с таким трудом войдя в гипнотический контакт, испугалась сопротивления со стороны "жертвы" и стремительно оборвала связь. Возможно, это было в первый раз и поэтому девушка не совсем поняла, что с ней случилось; но, может быть, потом, вспоминая и оценивая эту ситуацию, Эйхсария могла бы осознать, что, непрырывая в тот раз контакта, а в это время заглушая боль и вместе с тем инстинктивное сопротивление грызуна, передавливая его своей волей и энергией, у нее могло получиться подчинить себе это животное...

Спальный корпус

Утро было таким же коварным, как и предыдущий день - майор вновь не давал спуску своим новобранцам и отправил их сначала на разминку, а потом на стрельбище, отрабатывать выстрелы и рукопашный бой. Новый день прошел без происшествий - сейчас новобранцам нужно было до автоматизма довести все разученное за эти дни, ведь чтобы идти дальше, необходимо было в совершенстве владеть этими навыками.
В таких же тренировках прошли и последующие четыре недели. Все большее количество новобранцев показывали свое мастерство и все лучше овладевали Великим Безумием.
Различные тренировочные бои с участием винтовок и рукопашного боя чередовались между собой, а пробежки через пустыню в оазис уже не были столь неожиданными и проводились раз в неделю.
Шаиса, за которой стали следить, залегла на дно и ничем уже не выделялась среди других новобранцев, зато майор уже с меньшим доверием смотрел на Эйхсарию; он ожидал чего-то "непредвиденного" от обеих люцертолок.
И вот, когда снова настала ночь, которая, казалось, ничем не отличалась от предыдущих, Эйхсария проснулась от скрипа койки, на которой спала Шаиса. Та, кажется, выбрала момент, когда никто за ней не следил и, встав с койки, тихо и незаметно покинула спальный корпус. Но что было странным, так это то, что койка Рахшина уже была пуста, кажется, не первый час...

0

85

Спальный корпус

     На счастье Эйхсарии следующие несколько недель прошли достаточно споконо. Однообразно, напряжённо, но при этом спокойно. Никаких тебе показательных выступлений по приказу полковника (Вселенная, сделай же его, наконец, чуть более внимательным к собственным солдатам, а то так половина убежит, а вторая - сдохнет), никаких неудачных попыток возвернуть в строй очередного дезертира со стороны Эйхи. В общем, тренируйся себе спокойно, да тренируйся. Чем, в общем-то, и занималась с удовольствием х'Зихаш. Затянувшееся примерно за неделю раны позволяли ей выкладываться по полной, что не могло не радовать.
     Для себя девушка выработала систему ежедневных тренировок. Как только отряду давали время для свободных тренировок, она направлялась в зал, где первые несколько часов отдавала на физические тренировки - бег с препятствием, отработка рукопашного боя с партнёром или же в специально отведённых для этого тренажёрах. Причём девушка старалась равномерно использовать все имеющиеся агрегаты. Но поскольку одного дня на них не хватало, она чередовала их по дням недели, заранее выстроив график этих самых упражнений.
     Затем, не давая себе передышки (в бою-то её никто не предоставит), она переходила к стрельбе. Приходилось успокаивать дрожащие руки, удерживать равновесие на неустойчиво крепящихся к полу ногах, мышцы которых не менее всего подвергались нагрузкам в зале испытаний. Не особо помогала и напрочь сбитая за несколько часов дыхалка. Но Эйха не искала для себя лёгких путей, понимая прекрасно, что таких "приятных" и удобных условий как в академии в битве не будет. Поэтому девушка занималась стрельбой по движущимся мишеням, не боясь устанавливать такие уровни сложности, при которых едва попадала хотя бы в одну из целей, и продолжала упражняться, пока эффективность не достигала как минимум 95%.
     Последний час каждого дня Эйха позволяла себе чуть расслабиться физически, напрягая при этом свои ментальные способности. В облюбованном уже уголке, люцертолка охотилась на всё тех же грызунов и продолжала свои попытки по контролю их разума, если быть более точным, но исследованию собственных гипнотических возможностей. Приходилось действовать вслепую, ибо она не знала никого, кто мог бы ей помочь. Первые пару раз, когда Эйхсария добивалась уже знакомой боли в голове, она снова прерывала связь, пока не поняла, наконец, что это знак того, что у неё хоть что-то да получается. Так что, когда данный эффект вновь выказывал своё присутствие в дальнейшем, она старалась не разрывать налаженную связь и продолжать, не обращая внимания на собственную боль, давить на сознание мелкого животного в её руках. Девушка продолжала видеть ключ к успеху в отсутствии собственных эмоций и подавлении эмоций грызуна. Так что боль представлялась ей барьером, который выстраивает чужой разум, чтобы не быть побеждённым, и который ей надо было сломать своим волевым усилием. Она делала, что могла, если что-то не получалось, пыталась найти другой подход.
     Но вот в одну "прекрасную" ночь создавшееся спокойствие нарушилось. Эйхсария проснулась среди ночи от противного звука скрипящей кровати. Она недовольно разлепила глаза и развернула голову - ага, Шаиса. Змея, наконец, решила зашевелиться после длительного спокойствия. Эйха в этот раз не стала отпугивать люцертолку голосом или же пытаться привлечь старшего офицера - времени не оставалось. Так что она быстро и как можно более тихо (благо, привычка спать в форме значительно помогла в этот момент) соскользнула с собственной кровати, наскоро завязала волосы в хвост и направилась следом за Шаисой. Ещё одну пустую кровать, а именно, Рахшина, она также заметила, поэтому решила быть вдвойне настороже, однако, не сильно перетруждаться - а вдруг там любовь, а тут она со своей теорией заговоров. Но покуда ничего не стало ясно, она на цыпочках продолжала идти, оглядываясь по сторонам. Она была намерена выяснить, что происходит, но при этом хотела остаться бы подальше от неприятностей.

Отредактировано Scabbianec (2012-01-01 20:48:05)

0

86

Мастер Игры

Спальный корпус

Эйхсария уже довольно долго следовала за Шаисой - знакомые коридоры сменялись незнакомыми, в которых, как ни странно, было пустынно. Шаиса же, или вправду ничего не замечала, или же очень умело исполняла свою роль...
И вдруг внезапно отключилось электричество, и коридор покрыла кромешная темнота. На Эйхсарию внезапно налетело несколько фигур - по началу еще можно было отбиваться, но их было настолько много, что им все же удалось оглушить люцертолку - это была самая настоящая, очень хорошо продуманная засада.

Клетка

Очнулась Эйха в очень сыром помещении с тусклым светом. Учитывая то, что вокруг все было покрыто решеткой, то можно было сделать вывод, что это либо тюрьма, либо клетка. Но люцертолка здесь находилась не одна, рядом с ней находился Рахшин, который приятно улыбнулся, как только девушка очнулась.
- Привет, а ты как тут оказалась? - спросил он у нее уже без особого удивления: видимо Эйхсария в отключке пролежала не один час.
Минут через пятнадцать к клетке подошли два экипированных бойца с ружьями наперевес - вид их напоминал военный, однако форма говорила о том, что это или террористы, или бойцы сопротивления. Вместе с двумя бойцами гордо шествовала и Шаиса, в своей привычной форме и без оружия. Видимо, ей вскоре снова нужно было вернуться в корпус Академии.
- Наконец-то ты очнулась, - начала люцертолка, - видишь ли, ты слишком много внимания обратила на меня, настолько много, что это стало опасным для моего прикрытия. Меня могли раскрыть, что означало бы полный провал моей миссии. Нам оставалось лишь убрать тебя из Академии, слишком уж большую угрозу ты стала представлять. Но ты очень неплохо показала себя как боец. Было бы очень прискорбно терять такого хорошего воина. Поэтому мы предлагаем тебе присоединиться к нам. В противном случае нам придется закончить начатое.

0

87

Скрытый текст:

Для просмотра скрытого текста - войдите или зарегистрируйтесь.

Спальный корпус

     Примерно через пять минут после начала этого преследования Эйхсария уже сожалела о том, что сделала. В конце концов, почему это ей больше всех надо? Ведь можно с полной уверенностью утверждать, что эти периодические уходы Шаисы заметила не только она, но и большая половина остальных новобранцев, если вообще не все. И, тем не менее, ума у всех хватало никуда не лезть и ни во что не вмешиваться. У всех, кроме х'Зихаш. Не раз по пути возникало желание развернуться на все 180 и вернуться в корпус, уснуть до утра и ни о чём не думать - и пускай со своими проблемами Академия разбирается сама, без её участия. Она даже выдержит подозрительные взгляды со стороны полковника и других старших офицеров - они, как раз, казались меньшей из всех проблем. Но, не смотря на все свои внутренние ощущения, Эйха продолжала идти вперёд. Как оказалось чуть позже - зря, совершенно зря.
     Не смотря на то, что Эйхсария старалась передвигаться максимально бесшумно и настороженно, прислушиваясь ко всяким звукам в окружающей темноте, это ей нисколько не помогло, когда несколько человек внезапно на неё напали. Вот так. Отлично продуманная засада, для дураков вроде Эйхсарии. Надо отметить, что бесконечные тренировки в зале академии дали свои результаты, и люцертолка даже смогла поначалу отбиться от нескольких нападавших. Ей даже послышалось, будто у кого-то хрустнула кость после удара локтём - или это просто воображение разыгралось? В любом случае, этого точно узнать ей не пришлось. До неё, наконец, добрались и приложили как следует по затылку. Немедленное помутнение рассудка, неприятная слабость перед лицом противника, превосходящего по силе тебя в несколько раз. И последняя мысль, которая успела промелькнуть до того, как всё погрузилось в окончательную темноту: "Полковник будет недоволен".
     Адиос, красотка. Темнота...

Клетка

     Приглушённый стон отдался треском в голове. Хоть место, куда попала Эйха, освещалось очень и очень плохо, даже неяркие электрические блики разрывали глаза как прожектора космопорта. Девушка, совершая огромное над собой усилие и принимая сидячее положение, первым делом дотронулась до затылка - как раз до того места, куда ей заехали, когда оглушали. Как и думала Эйха - пробили ей кочарыгу основательно, до крови, так что теперь придётся некоторое время пострадать от пульсирующей боли, отдающей в рану после каждого удара сердца. Чужим показался голос Рахшина, которого люцертолка вовсе не сразу заметила. Вид его был приятен и дружелюбен, что больше настораживало, чем успокаивало.
     - Заблудилась, - с почти что злобной ухмылкой ответила Эйха. Дааа, злости её не было предела. Но злости не на Шаису, не на полковника или академию, а на саму себя. Дура! Идиотка межпланетарного масштаба! Это же надо было так попасться?! Ооооо, если она выберется отсюда живой, то непременно что-нибудь себе оторвёт. Желательно голову. Но долго заниматься самоуничижением не пришлось, потому что к клетке, в которой были заперты два новобранца, подошла Шаиса. Жертва, ставшая охотником.
     - Твоё прикрытые ничего не стоит, если простой новобранец вроде меня смог тебя выследить, - бросив презрительный взгляд в сторону люцертолки, Эйха затем закрепила его где-то на полу, прямо перед собой. - С такими воинами, - очередной презрительный смешок и ироничный акцент на слове "воины", - ваша песочница долго не протянет. Не знаю, чем вы тут занимаетесь, детки, но если вы вдруг вздумали сражаться против всей империи, то я могу лишь пожелать вам удачи и быстрой смерти. Желательно не в пыточных камерах имперцев. Знаете ли, о пытках Империи Безумия, - и голосом в очередной раз подчёркивается весомость последнего слова, - ходят очаровательные, греющие душу истории.
     Эйхе и на самом деле было совершенно наплевать на ту ситуацию, в которой она оказалась. Сражаться за какое-то подпольное движение она точно не собиралась - она отлично помнила, как эффективно разбиралась с неверными сынами отечества армия империи. Впрочем, ей стало всё равно и на эту игру в героев, на Шаису, на Рахшина и на прочих идиотов, возомнивших себя героями отечества, а на деле ставших будущим пушечным мясом в идеологической войне Безумия и запугивании остального народа. Что это было? Действительно ли существует какая-то группировка, или просто полковник решил таким образом проверить стойкость будущих солдат? Поди разбери. В принципе, если вспоминать того беглеца, который давно уже превратился в фекалии флюты, можно предположить, что наличие повстанческого движения вполне реально. А в этом случае Эйхсарии не сносить головы. Да ей в любом случае её не сносить. Теперь, даже если она выберется из этой передряги, то доказать полковнику собственную непричастность к движению будет ой как нелегко. Так что либо тут покалечат и закопают, либо в казематах Империи. Мда, перспектива очаровательная.

Отредактировано Scabbianec (2012-01-28 00:23:03)

0

88

Мастер Игры

Клетка

- Раз тебе смерть кажется более перспективной, то я твой выбор уважаю, - вздохнула Шаиса, - жаль, очень жаль терять такого перспективного воина, как ты, - люцертолка повернулась к двум охранникам, стоявшим рядом с ней, - заканчивайте с ней. Она нам больше ничем не поможет. И избавьтесь от тела сразу же.
Легко кивнув, оба охранника сняли с предохранителя свои лазерные винтовки и открыли огонь по Эйхсарии - неизвестно, сколько точно выстрелов они сделали и сколько попали в цель, но лежавшее на земле тело бездыханное тело Эйхи ясно показывало, что казнь была совершена успешно. Единственное, что могла перед этим услышать и увидеть сама Х`зихаш - это полное слез лицо Рахшина и протестующие крики, которые он яростно выпускал на волю...

Лаборатория Неизвестного Полигона

Эйхсария очнулась в ослепительно красном помещении. Вокруг все было обставлено всякими приборами, которые практически все были подсоединены к ней. Сама же Эйхсария пока не могла даже пошевелиться - вернее, могла попытаться, но боль бы при этом пронзила все тело, словно отравленный кинжал. Но при всем этом, она была уже совсем не та Эйха, что раньше - на месте одной из ее рук была... механическая рука, еще не покрытая искусственной кожей, а в одном глазу подозрительно мелькали какие-то цифры, которых явно не было в этом алом, с дымкой Безумия, помещении...
Неожиданно открылась дверь, пронзив алую дымку белым светом. В комнату вошла симпатичная люцертолка средних лет, одетая в алый халат с эмблемой Империи Безумия.
- Очнулась, - улыбнулась женщина, - тебе необычайно повезло. Ты просто не представляешь как, - она осматривала Эйхсарию своими яркими зелеными глазами: у пострадавшей было все на месте, за исключением руки и глаза, которые теперь заменяли еще не залитые искусственной кожей протезы. Другие части тела, хотя и были со следами оставшихся ожегов и заполненных мединцинскими целебными препаратами еще не до конца зажившими "пробоинами", но зато, по крайней мере, подлежали полному, хотя и не бесследному, выздоровлению, - Может быть, учитывая твое состояние, мне еще рано задавать тебе много вопросов, но нам как можно скорее нужны ответы. Как из Военной Академии ты попала к ним? Где ты находилась? Где это место находится? Что это за место? Как все произошло? Что они тебе говорили?

Примечание: персонаж лишился руки и глаза по желанию самого игрока.

+1

89

Клетка

     Эйхсария не надеялась на благоприятный исход этих событий. Она уже как-то даже смирилась с тем, что не ждёт её ничего хорошего. Конечно, оставалась какая-то надежда на то, что жить-то её оставят. Но нет, одного твёрдого и презрительного взгляда на Шаису оказалось достаточно, чтобы понять - просто так люцертолка не отделается. Всего на несколько секунд взгляды двух девушек, волею звёзд ставших врагами, соприкоснулись. И хватит. Люцертолка развернулась, отдав приказ своим псам - заканчивать. Разум от таких слов возмутился даже как-то. В конце концов, она не шавка подзаборная. И что самое обидное - Эйха ведь даже не успела подняться, чтобы встретить смерть, глядя своим убийцам в глаза. Она сделала попытку встать, но травма головы дала о себе знать - перед глазами всё поплыло, к горлу подкатила тошнота, так что вместо того, чтобы смотреть на тех, кто расстреливал её, люцертолка отвернулась, сдерживая невольные порывы организма. Когда её тело сразу в нескольких местах прожигали сгустки плазмы, она затаила дыхание от нестерпимой боли. Падая, она краем глаза даже успела заметить протестующие возгласы Разшина. Нет, она уже не слышала, что он говорит, видела только, как шевелятся его губы, яростными жестами мелькают руки. Но о нём уже не хотелось думать. "Позорная смерть," - стало последней мыслью х'Зихаш, прежде чем её сознание в очередной раз оставило свою хозяйку.

Лаборатория Неизвестного Полигона

     Сложно представить, что ощущает человек, когда приходит в себя, если до того, как потерять сознание, думал о том, что непременно сдохнет. В общем, когда, не в силах больше спокойно лежать и наслаждаться отдыхом от боли, которая терзала каждую мышцу, ещё хуже, чем после тренировок в академии, Эйха открыла глаза, она, мягко говоря, пришла в шок. Хлопая глазами и стараясь сосредоточить взгляд на чём-то конкретном в этой окружающей красноте.
     "Если это и есть иной мир, то прелести его сильно преувеличены," - подумала девушка. Занимательно было то, что она даже не сразу обратила внимание на цифры, которые теперь мелькали перед глазами. Перед глазом, то есть. И как бы старательно не пыталась девушка проморгаться, они никуда не девались. Устав от занудного писка и жужжания аппаратов, провода которых, насколько позволяла судить беглая оценка ситуации, заканчивались в туловище х'Зихаш, люцертолка попыталась пошевелиться. Ооох, и зря. Болевые ощущения усилились, казалось, во сто крат. Девушка простонала, но из горла вырвался лишь сдавленный хрип. Перед глазами вновь всё поплыло, подводя люцертолку к порогу очередной бессознательной пропасти, так что стоило немалых усилий в неё не провалиться. Когда это ощущение прошло, Эйхсария, попытавшись понять, как она здесь оказалась и, более этого, умудрилась выжить, обратила, наконец, внимание на свою правую конечность. Точнее, уже не свою. То есть совсем непохожую на ту конечность, что была так раньше. Тускло блестела в красном свете холодная поверхность отполированного до блеска метала, заставляя сердце сжаться от непроизвольного страха. Но оцепенение скоро прошло, а вместе с ним и пришло осознание того, откуда взялись эти непонятные цифры. "Значит, с ума я всё же не сошла. Кажется..." Оторвавшись от неловкого созерцания своей новой руки, Эйха перевела взгляд в потолок, ожидая, пока к ней кто-нибудь придёт.
     Долго ждать не пришлось. Скоро, заставляя невольно щуриться, из полосы яркого белого света, словно ангел какой-нибудь, к пациентке подошла симпатичная женщина. Голос её звучал мягко и доброжелательно, так что х'Зихаш не хотела ей не доверять, как обычно не доверяла всем, кто гордо носил форму с имперским знаком отличия. По этой же причине, а ещё по причине того, что люцертолка спасла ей жизнь, Эйхсария вдруг очень захотела помочь. Поэтому, внимательно выслушав все вопросы, она облизнула пересохшие и потрескавшиеся губы, и попыталась выдавить из себя хоть слово. А это оказалось очень сложной задачей - тело плохо слушалось, так что еле шевелящиеся язык и губы сминали слова, превращая их в бессвязную кашу. Поэтому приходилось замолкать, снова как следует сосредотачиваться и повторять, до тех пор, пока не удалось более или менее внятно, с частыми перерывами и паузами, произнести следующие слова:
     - От спального корпуса, коридорами. Я помню дорогу. Но не всю, оглушили. Очнулась в подобии камеры. Мало света, но многие детали помню. 5-6 люцертолов, Шаиса командир. У неё какая-то миссия. Они назвали себя воинами, предлагали присоединиться. Со мной в клетке сидел Рахшин.
     На этом силы иссякли, а боль в теле и голове превысила все возможные пределы. Так что девушке пришлось закрыть глаза на несколько секунд, а потом молча посмотреть в глаза врача. Она надеялась, что ей помогут, и чувствовала себя сейчас заблудившимся беззащитным ребёнком перед взрослой доброй тётей, которая обязательно подскажет, как же ей попасть домой...

0

90

Мастер Игры

Лаборатория Неизвестного Полигона

- Хм, Шаиса. Она же из твоего отряда? Значит у них есть люди прямо в Академии... Рахшин, видимо, как и ты, стал для них угрозой. Значит, если он остался жив, то уже с ними. К тому же, все это значит, что вход в их логово осуществлялся прямо из здания Военной Академии, поэтому они проходили незамеченными. Возможно, не только новобранцы были завербованы, но и кто-то из офицеров, - рассуждала женщина, - А тебе сейчас нужно крепко отдохнуть, если конечно хочешь, чтобы раны твои зажили. Всеравно, ходить ты сможешь не раньше, чем через неделю.
Неделя прошла довольно мучительно; вообще, это можно было назвать лишь чудом, что Эйха осталась жива - доктора Империи Безумия смогли залатать "пробоины", не совместимые с жизнью. Все это время Эйхсарии даже не давали встать - еду приносили ей прямо в палату и кормили; за девушкой ухаживали так, как не ухаживают ни за одним прошедшим войну солдатом, а все по одной единственной причине...
- Как себя чувствуешь? - вошла в комнату знакомая женщина в красном халате, - Теперь тебе можно встать, все твои раны более-менее зажили, хотя и не без шрамов, - люцертолка нажала несколько кнопок на панели управления, после чего все провода, идущие к Эйхсарии, отсоединились от своей подопечной, - У Империи Безумия есть задание для тебя. Ты должна вернуться в Академию, что мы и устроим; вернуться в совершенно другой отряд. Тебе нужно будет вычислить завербованных террористами новобранцев и офицеров, а также найти само логово. Чем больше информации ты узнаешь, тем лучше - наверняка, логово у них не одно, а нам важно сжечь корни этого движения, а не видимый лишь на поверхности стебель. Никто, соответственно, не должен знать о твоей миссии, целью которой так же будет поиск главы этого движения, - женщина с улыбкой посмотрела на Эйхсарию, по которой уже было сложно определеть, были ли у нее искусственные протезы, или нет, настолько хорошо они были покрыты кожей, - наверное, ты скажешь, что тебя может узнать Шаиса. Но над этим мы уже поработали, - женщина достала зеркало и подошла к люцертолке еще ближе... В отражении Эйхсария увидела совершенно другого человека, - это временная мера, в случае успеха мы вернем тебе твое лицо назад. И да, звать теперь тебя будут по-другому. Впрочем, можешь и сама выдумать новое имя. Если есть какие-то вопросы, то задавай; сегодня еще можешь отдыхать, наверстывать физическую форму, а завтра тебе уже нужно будет зарегистрировать у нас свое новое имя и быть готовой к отправке в Военную Академию.

0

91

Лаборатория Неизвестного Полигона

     Слова врача казались совершенно разумными. В принципе, Эйха и сама могла бы сделать те же самые выводы, не будь её состояние столь плачевным. Так что всё, что могла делать люцертолка сейчас, это молча смотреть на человека, который спас ей жизнь и казался теперь представителем высших сил с этим предательски красивым лицом, которое, кажется, совершенно отвлекало внимание х'Зихаш от столь ненавистной для неё нашивки с символом Империи Безумия...
     Следующая неделя показалась Эйхсарии невыносимым адом, будто она и в самом деле умерла и расплачивалась теперь за свои преступления. Эта неподвижность, которая в первый день казалась спасением от мук боли, затем стала гнетущим кошмаром. Девушка выспалась, кажется, на десять жизней вперёд, так что всё больше времени проходило за бессмысленным созерцанием потолка с аккомпанементом в исполнении медицинских аппаратов, которые своими металлическими щупальцами связывали и мешали даже на бок повернуться. Зато у люцертолки была возможность немного пораскинуть мозгами, это раз. А ещё потренироваться в настройке себя на состояние, которое обычно предвещало начало гипноза. Это два. И если вторая процедура, которой она посвящала не менее трёх часов каждого украденного из нормальной жизни дня, позволяла отвлечься и не сильно угнетала пациента, то первая, коей отводилось всё остальное время, ужасала.
     На второй день стало совершенно очевидно, что держат Эйху здесь не просто так, что не просто так вернули ей глаз и руку, жизнь, так старательно её лечат и ухаживают, словно за императрицей. Понятно, что они уже проверили правдивость показаний солдата, пока та находилась в отключке, и что теперь не сомневаются в её словах. Но что тогда? Зачем ей больное и искалеченное тело, когда можно завербовать новое, ещё не успевшее засветиться...? Едва ли ей вручат медаль и переведут в элитное подразделение, куда уж там. Но зачем? Чёрт возьми, зачем?! Этот вопрос терзал Эйхсарию всё это время, но она не решалась спросить о чём бы то ни было врача, которую, кстати, звали Ахмери. По правде, у девушки вообще язык не поворачивался, говорить что-либо в её присутствии. Слишком яркими и холодными были эти зелёные глаза...
     Наконец, настал день, когда ей позволили подняться. Ахмери, как обычно, зашла в кабинет, приветливо улыбаясь. От её слов одновременно захотелось и радостно закричать, и умереть. Сейчас всё определится, сейчас. Провода, которые давно уже хотелось вырвать из туловища вместе с кусками плоти, лишь бы от них избавиться, повинуясь командам врача, отсоединились от х'Зихаш. Тогда она попробовала двигаться. Как тяжело это оказалось - не передать. Конечности, успевшие отвыкнуть от движения, еле слушались приказов мозга. Только новая правая рука послушно двигалась, стоило лишь подумать о необходимом жесте.
      "К этому придётся привыкнуть," - решила люцертолка, когда права рука мёртвой хваткой вцепилась в край больничной койки. В общем, опираясь на механическую конечность, Эйхе всё же удалось подняться и сесть. На ноги подниматься она не спешила, поскольку понимала, что непременно упадёт без нормальной опоры. А тем временем, подтверждая опасения х'Зихаш, врач рассказала о том, к какой миссии была подготовлена девушка. Вот вам и ответ, почему за ней бегали. Диверсия. Прямо в логово врага. Вроде как, мы спасли твою шкуру, так что теперь ты должна нам одну жизнь, сволочи... И сволочи не только потому, что отправляют обратно, нет, это хорошо для солдата, но потому, что украли лицо. Просто взяли и уничтожили Эйхсарию, не спросив этого у неё. Сделали совершенно другим человеком, будто имели на это право. Злости, которая овладела девушкой, стоило лишь ей увидеть это отражение в зеркале, совершенно чужое и неизвестное, оказалось так много, что стальная ручка кровати, которую крепко сжимала механическая ладонь, заскрипела и смялась от сильного пожатия. Это удивило саму Эйху, так что она немного отвлеклась от своей злости и, недоумённо глядя на искорёженный метал, затем пару раз сжала и разжала новую ладонь. Как ни крути, а нехилое преимущество - наряду с новым глазом, который не только отлично видел в темноте, благодаря тепловизору, и отмечал даже мельчайшее движение, но и расчитывал дальность расстояния от объекта наблюдения, и даже химический состав окружающей среды.
     "Смирись, - приказала Эйха сама себе, - ты знала, что будешь принадлежать Империи, а не себе, когда шла в армию." С такой мыслю люцертолка согласно кивнула и, наконец, сделала попытку встать. Как и предполагалось, вышло это ужасно плохо. Ноги почти моментально подкосились, все раны разболелись, словно их только что единовременно вскрыли, да ещё и начало тошнить. Спасла только близость Ахмери, которая подхватила похудевшую, к слову, Эйху за талию и позволила обнять себя за плечи.
     - Мне нужно немного времени для тренировок, чтобы прийти в норму, - негромко заговорила девушка. - Я сделаю всё, чтобы выполнить это задание.
     Да, её трясло от обиды и злости, хотелось задушить Ахмери проводами, которые держали её столько времени, но х'Зихаш старалась держать себя в руках. Отсюда надо выбираться. К тому же, ненависть к Шаисе превышала все возможные пределы, что казалось отличным поводом постараться на этой миссии.
     Тело всё же привыкло работать заново, так что люцертолка смогла выпрямиться, хоть и продолжала опираться на плечо врача, которая оказалась на голову ниже Шаисы. Прямо как Рашиза...
     - Яриша Захuрú, - вспомнив бабку по материнской линии, сказала Эйха. - Я буду Яришей Захuрú.

0

92

Мастер Игры

Лаборатория Неизвестного Полигона

Цифры в глазу Эйхсарии действительно могли означать и химический состав окружающей среды, и даже дальность до обозреваемого объекта, а также, возможно, показывали и время, но видение в темноте пока было лишь прекрасной иллюзией - в комнате и так было такое освещение, будто бы все попало в инфракрасный спектр, но глаз, на самом деле, в темноте еще не был способен видеть. Возможно, в будущем можно было бы заменить его на более продвинутую модель, содержащую в себе как и эту, так и еще много неоднородных кибернетических способностей. Однако, Хосария была довольно бедной провинцией Империи Безумия, и что-то более-менее продвинутое на ней можно было приобрести, разве что, по частному заказу или же на черном рынке. В новой руке девушки и вправду изрядно прибавилось силы - любая люцертольская рука теперь была не в состоянии сравниться по силе с ее рукой, однако в ловкости теперь эта рука сильно уступала рукам "из плоти и крови".
- Вот и прекрасно, - улыбнулась женщина на слова Х`зихаш, - конечно, как я уже говорила, целый день тебе будет предоставлен исключительно на восстановление твоей физической подготовки. Увы, но больше мы выделить не можем, так как задание не умеет ждать, все было рассчитано чуть ли не по минутам. В твоем распоряжении будет целый тренажерный зал, который находится недалеко от твоей палаты, - продолжала люцертолка, - Мне нравится твое новое имя. Но, помимо имени, тебе нужно будет придумать и легенду, то есть, твое прошлое и настоящее. Конечно же, никаких связей с нашим тайным объектом у тебя быть не должно. Если хочешь, мы можем и сами придумать тебе легенду, но если же все-таки созреешь, то можешь вызвать меня: на твоей койке, здесь, в палате, есть синяя кнопка спецвызова. Просто нажми на нее и к тебе приду или я, или кто-нибудь из моих подчиненных. Завтра тебя уже будет ждать шаттл около нашего полигона. Само собой, ровно через сутки за тобой придут, чтобы тебя туда проводить, и наденут маску на лицо, чтобы ты не запомнила путь. Уж извини, но объект чрезвычайной секретности, и правила придумывала не я. Просто не пугайся и знай, что все хорошо. Маску уже снимут, когда ты будешь сидеть в шаттле - он то тебя и доставит в Военную Академию!

0

93

Лаборатория Неизвестного Полигона

     Ситуация эта начинала не нравиться Эйхе всё больше - по мере того, как тело потихоньку приходило в себя, а голова начинала соображать более или менее дельно. Однако она молча выслушала все, что сказала ей врач и только кивала, показывая, что всё понимает и со всем согласна. Ну да, согласна. А куда ей деваться?
     Когда ноги привыкли держать туловище в вертикальном положении, Эйхсария смогла даже самостоятельно нацепить на себя простую одежду, которую принесла Ахмери, после чего шагом, всё более приобретающим уверенность, направилась к боковой двери. Умно - они не собирались выпускать пациентку в коридор, соединив два необходимых помещения друг с другом. К слову, окружающий сумрак зала, до того, как в нём зажёгся свет, заставил девушка понять, что сильно заблуждалась относительно нового своего органа, так что придётся поломать голову над тем, что же он действительно может. Или - чёрт, да к чему такие сложности?
     - Ахмери, - обратилась она к женщине, прежде чем заняться тренировками, - что значат все эти цифры перед этим... глазом?
     Едва получив ответ от врача, Эйхсария поблагодарила люцертолку, сказала, что если ей что-нибудь понадобится, то она обязательно позовёт на помощь, а ещё - что будет стараться исполнить миссию и через несколько часов расскажет свою легенду. Врач кивнула и оставила будущего диверсанта наедине с тренажерами. Выбор их не был столь же велик, как в зале Академии (или попросту люцертолка не знала о том, где всё это богатство находится), но на первый взгляд казалось, что и этого вполне хватит, чтобы восстановить все группы мышц.
     Начала х'Зихаш с малого - стандартной беговой дорожки, да ещё и с малой скорости. Учитывая текущее плачевное состояние организма это казалось наиболее логичным выбором. Во-первых, чтобы вспомнить, как толком поддерживать тело в состоянии равновесия, а, во-вторых, чтобы помочь восстановиться ногам, научиться правильно дышать. Примерно через полчаса сосредоточенного бега девушка уже развила более приличную скорость, однако, долго держать её не смогла. Поэтому перешла на следующий тренажёр, который позволял ей занять делом руки и мышцы груди. Благодаря бесконечному поднятию тяжестей, девушка начала понемногу привыкать к новой руке, а заодно принялась оценивать реальную её силу.
     Совершая обход всех доступных тренажёров, люцертолка думала о том, какую же ей придумать легенду. Одно ей было понятно - она должна ненавидеть Империю и полагать, что им не место на Хосарии. Что ж, с этим проблем не будет. В общем, несколько часов она выдумывала подробности своей жизни, одновременно возвращая мышцам по скромным крупицам былую их силу и подвижность. Да, из-за этого лечения она потеряла многое из того, что успела заработать в Академии. Но ничего, это всё вернётся...
     Существенно измотав себя первой порцией тренировок, Эйха вернулась через открытую дверь в палату и присела на кровать. При помощи указанной кнопки, она вызвала к себе одного из работников данного заведения, а когда к ней пришли - приступила к изложению возможной легенды: мать погибла при родах, отец служил на транспортном корабле, поэтому Яриша воспитывалась у бабушки. Ничем не примечательная жизнь, в целом - только год назад, когда она навещала отца на его судне, случилась авария. Взрыв (отсюда - шрамы на деле, отсутствие руки и глаза - если заметят). Отец выжил и его обвинили в саботаже и диверсии. Судили, не особо переживая о деталях, казнили. Затем пришли с обыском в дом родителей отца (где жила Яриша). Когда дед сказал что-то нелицеприятное в адрес солдат - просто его убили. А заодно и бабку, обвинив в содействии саботажникам. Девчонку отправили в Академию - или на сметь, или на перевоспитание.

0

94

Мастер Игры

Лаборатория Неизвестного Полигона

- Эти цифры указывают расстояние до обозреваемого тобой предмета, состав окружающей среды и текущее в данном часовом поясе время, - отвечала Ахмери, - при желании ты можешь не обращать на них внимания, тогда сознание не будет их воспринимать, пока ты снова не будешь их искать в своем зрительном поле.
Навыки восстанавливались очень быстро, особенно если учесть, что не так давно девушку буквально вытащили из могилы. Выносливость ее укрепилась существенно сильно - Эйхсарии уже гораздо легче давались новые тренировки и силы расходовались гораздо в меньшем объеме, несмотря на сложность упражнений, которые раньше выматывали ее намного быстрее.
Реальная сила новой руки была примерно вдвое выше старой, но не более того - рука была способна слегка смять мягкий металл, зато в ловкости примерно вдвое и уступала старой руке: двигать и что-то делать ей было гораздо сложнее и дольше, координация Эйхсарию слегка стала подводить, компенсируя вновь приобретенную силу.
На вызов Х`Зихаш на удивление пришла сама Ахмери. Она с улыбкой выслушала новую историю своей пациентки:
- Довольно правдоподобно. Я считаю, что можно даже ничего и не править. Через десять часов за тобой придут, чтобы отвести в шаттл. Вот военная форма, - Ахмери положила рядом с Эйхой сверток знакомой по Академии одежды.
У Эйхсарии было еще довольно много времени, чтобы отдохнуть или же продолжить тренировки.
В назначенное время к Эйхе пришли двое охранников. Один из них надел ей на голову маску, чтобы она не запомнила месторасположение секретного полигона, после чего девушку вывели из помещения и посадили в шаттл.
Спустя примерно час полета, с Эйхи сняли маску - в иллюминатор можно было разглядеть горы и равнины, даже небольшие города; лететь оставалось около получаса.

Возле Военной Академии

Наконец, шаттл совершил посадку. Рампа опустилась, после чего Эйхсарию вывели на знакомую местность возле Военной Академии.
- Свежая кровь, - улыбнулся стоявший возле шаттла майор. Это был уже совсем другой майор, и с этой люцертолкой он был явно не знаком, - Как тебя зовут? Сейчас тебя проводят то спального корпуса, можешь отдыхать до утра; а завтра, ранним утром, для тебя начнется настоящий ад, в котором лишь избранные и истинные солдаты Безумия смогут выжить!

Эйхсария Х`Зихаш получает новую способность: "Выносливость солдата" (пассивная способность) - увеличение выносливости и запаса физических сил; все физические нагрузки и упражнения теперь даются намного легче. Есть большой шанс выжить, получив тяжелые ранения; скорость заживания ран немного увеличена.


0

95

Лаборатория Неизвестного Полигона

     Эйха внимательно выслушала врача и поблагодарила её. Не только за помощь и информацию, но и за спасение жизни. Вполне возможно, что с этой люцертолкой они больше никогда не встретятся - новоиспечённую Яришу с лёгкостью могут прикончить на этом задании. Ну, или она случайно попадёт в ловушку флюты во время очередного испытания, как знать. Так что единственное разумное время для того, чтобы высказаться - сейчас. На секунду где-то внутри даже возникло желание обнять Ахмери. Как будто появилось желание почувствовать немного заботы, материнской заботы, и создать мимолётную иллюзию того, что она под защитой - и ничто с ней не случится. Но это наваждение пропало, как только за женщиной закрылась дверь. Какая забота, Эйхсария, ты в своём уме? Для неё ты не более, чем пушечное мясо - и спасла она тебя по приказу Империи и для Империи. Живёшь ты ради Империи и сдохнешь ради неё же. Смирись, наконец...
     Передохнув на протяжении получаса, девушка вернулась в соседнюю комнату, чтобы продолжить тренировки. Разумеется, ей уже стало гораздо легче, тело слушалось её хорошо, мышцы приятно тянуло от нагрузки, внезапно на них свалившейся. И всё равно контроль над механической рукой до сих пор подводил. Или она попросту не могла привыкнуть к этой более сильной, но такой неуклюжей части тела. Была, конечно, надежда на то, что когда-нибудь удастся сменить её на что-то более удобное, но кому это надо? В общем, тренировки, тренировки, тренировки. В этот раз дева не стала изменять своим традициям и нагружала поочерёдно все группы мышц, с удовольствием понимая, что ей уже гораздо лучше и что её тело вновь ей подконтрольно.
     Завершив тренировку за час до обозначенного времени, Эйха вернулась в палату. Она подождала, пока не остынет после интенсивных нагрузок и только потом переоделась. Знакомое прикосновение ткани к коже навевало неприятные воспоминания. После этой недельной лёжки, казавшейся почти что курортом, возвращение к солдатским будням покажется несколько суровым. Но ничего, где наша не пропадала. Подготовившись окончательно к выходу, люцертолка спокойно села на кровать. Когда за ней пришли, она молча позволила надеть на себя маску и, ведомая охранниками, покорно шла. Хотя при этом сердце её бешено колотилось - нет ничего хуже неизвестности. Люцертолка слышала, как открываются и закрываются двери, как открывается люк шаттла, как включается мотор и даже почувствовала момент взлёта. Часы перед глазом позволили ей даже определить время полёта - почти два часа. Но не стоило полагаться на эту информацию как на наводку - её могли просто катать кругами. Свет казался непривычно ярким, а картины за иллюминатором - непривычно реальными. Да, с того света возвращаться несколько тяжело.

Возле Военной Академии

     Охранники не стали выходить вместе с Эйхой, так что на встречу к своему новому майору она вышла в гордом одиночестве. Он, кажется, был очень рад прибытию нового солдата (ну да, не буз этого). Впрочем, никакой особой речи в честь прибытия новенькой не последовало - после того, как она представилась. "Да-да, про ад мы слыхали. Солдаты Безумия, да-да, помним." Разумеется, майор не стал себя утруждать экскурсиями по Академии, поэтому  Эйха проследовала за младшим офицером, который был к ней представлен.

Отредактировано Scabbianec (2012-02-17 16:43:46)

0

96

Мастер Игры

Военная Академия. Спальный корпус

Младший офицер проводил Эйхсарию до спального корпуса, попутно рассказав инфраструктуру Академии, которую Эйха, в общем, и так помнила по "прошлой жизни".
Новый отряд был по размеру такой же, как и прошлый, только в нем пока еще не было ни одного знакомого люцертола. Новобранцы также перемежались по полу, телосложению и прочим качествам: были среди них и откровенные слабаки, которых загнали сюда "под дулом пистолета", но были и просто крепкие и действительно безумные люцертолы, которые, постаравшись, могли бы дать фору и Эйхсарии. Но у них пока еще не было ни малейшего представления об предстоящих ужасах...
- Подъем!!! - закричал майор. Тренировки, похоже, обещали быть в начале теми же самыми. Так сказать, по общеимперскому стандарту, - построится!!!
Все новобранцы засуетились, неуклюже выстраиваясь в шеренгу. Кто-то и вовсе упал с кровати от громкого майорского баритона, но судорожно встал, настолько он был напуган.
- Что за сброд мне привели... Не удивлюсь, если к вечеру выживет лишь половина, - продолжал командир, - Сегодня вы почувствуете настоящий ад! Тем, кто неплохо себя проявит, будет дарована невиданная милость! Шанс выжить завтра! Но тому несчастному, что прибежит последним, будет дарована лишь смерть. И отнюдь не быстрая. Шесть кругов, а это шесть километров, стоят сейчас на вашем пути к выживанию! Вперед!!!
Новобранцы в панике толкали друг друга, пытаясь поскорее выбежать из спального корпуса. Никто из них, кроме Эйхсарии, не ожидал даже в самых страшных мыслях подобного расклада.

0

97

не ждали, да? а я соскучилась х)

Военная Академия. Спальный корпус

     Отец Эйхи любил повторять, возвращаясь домой даже после нескольких часов отсутствия: "Как же хорошо быть дома!" Целовал жену, обнимал детей, радостный садился за стол, приветствуя очередной вечер, проведённый в кругу своей семьи. Он любил свой дом, знал в нём каждый уголок, а когда приходилось покидать его надолго, и вовсе позволял себе всплакнуть. Жалкое зрелище, если подумать, но сейчас, шагая вслед за офицером по до боли в резцах знакомым коридорам, люцертолка ощущала какое-то странное почти что ностальгическое чувство. Впору было зареветь и, бросившись на колени перед какой-нибудь стеной, закричать в голос что-нибудь вроде "Я дома!" или "Как же я скучала!" Хотя, пожалуй, в данной ситуации более правильным было бы рвануться обратно, сдирая с себя кожу и умоляя вернуть ей своё лицо. Девушка, пожалуй, могла бы так сделать, если бы не знала точно, что при такой раскладе в лучшем случае она получит - это выстрел в спину. А в худшем... но об этом не стоит думать, а то спать будет отвратительно плохо от картин собственных внутренностей, намотанных на какой-нибудь хитровыдуманный прибор.
     "Слава Империи, поглоти её чёрная дыра," - подумала Эйхсария, прежде чем быстро кинула свои скромные пожитки на свою койку и присоединилась к общей шеренге новобранцев. Она, кажется, настолько отвыкла быть рядом с кем-то, кто значительно отличается от медицинских приборов, что её едва ли не распирало от внутреннего желания передушить половину здесь присутствующих люцертолов. Что говорите? Соотечественники, соратники? Да не шли бы они в долгое пешее путешествие в вакууме, эти соратники! Они очень скоро поймут, что попали в ту самую ситуацию, где либо ты, либо тебя - и кто же тогда сможет обвинить Эйху в жестокости, когда речь идёт о банальной и вполне  уместной в стенах Академии дальновидности.
     Майор не отличился особой оригинальностью, поэтому х'Зихаш стоило титанических усилий не начать кривляться, передразнивая своим обновлённым личиком мимику командира их отряда никчёмных слизняков. О Вселенная, Эйха, откуда столько цинизма?! Откуда столько ненависти ко всем окружающим и происходящему? Дорогой внутренний голос, внезапно решивший стать отголоском совести, пусть тебе дадут на это ответ мои механические друзья - глаз и рука. Что, нет больше вопросов? Вот и славно, вот и чудно.
     Люцертолы вели себя совсем так же, как те, с которыми Эйхе пришлось обучаться с самого первого дня её пребывания в Академии. Стадо тупорылых кахранов, что-то блеющих и с ужасом в своих выпученных глазах наблюдающих за пастухом, ведущим их на бойню. Тупые безмозглые твари, что желают только одного - выжить, выбраться из этих стен, вернуться к нормальной жизни. Идиоты! Кто же вам это позволит? Забудьте... теперь ваша жизнь - это Империя и армия. Могила - если повезёт. Сплюнув в самом презрительном своём жесте, Эйхсария последней выбежала из корпуса и, ускорившись для начала, чтобы догнать основную массу служак, затем сбросила немного темп. Она ещё не совсем привыкла к активному образу жизни, поэтому предпочла не выматывать себя полностью и держалась в центре толпы бегущих люцертолов. Ей показалась вполне разумной тактикой пока что не выбиваться из толпы служак, а заодно приглядываться к тем, что сейчас её окружал. Да и вообще - разминочный бег не самый удачный способ продемонстрировать свои способности и ненависть к Империи. А потому - держим темп, не забегаем далеко вперёд, сильно не отстаём, обливаемся потом под палящим солнцем и мельком всматриваемся в лица присутствующих.

0

98

Мастер Игры

Тренировочная площадка

Эйха бежала примерно в середине той толпы, что пыталась успеть к финишу как можно быстрее; лица все были абсолютно незнакомые, так как попала девушка, как и планировалось, в совершенно другой отряд. Вскоре пробежка закончилась, и парня, прибежавшего последним, ждал трагический исход, который реализовал командир незамедлительно.
- Вы все видели, что ждет здесь слабых! Только смерть!!! - орал офицер, - сейчас вас ждут новые испытания, в которых, скорее всего, не выживет еще несколько люцертолов. И это ваш первый день, запомните, первый день!!!
Далее командир произнес небольшую речь о предстоящей полосе препятствий и о том, что пройти ее нужно в колонне, не нарушая строй. Как и в прошлый раз, Эйху ожидала трехметровая вертикальная доска с гвоздями наверху, яма с нанопроекционным исчезающим канатом и дорога, защищенная автоматическими турелями, которые стреляли по новобранцам с определенным алгоритмом.
Эйхе, которая наверняка помнила особенности каждого из препятствий, пройти все это не составляло особого труда - все-таки, с этого начиналась чуть ли не каждая тренировка.
После этого у новобранцев был один час отдыха, в который входил и тот единственный раз приема пищи, который был в Академии каждый день; далее путь люцертолов лежал на стрельбище, где впервые встречались все отряды.

0


Вы здесь » ФРПГ "Миглиора" » Система Гнева » [Хосария]Военная Академия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC